Село Кикуни

Кикуни — один из больших  сел  Гергебильского района. Первое письменное  упоминание о селе Кикуни относится к 1499 году,  когда от хунзахского нуцала сбежали к кумухскому шамхалу 12 семей рабов. На  происходивших в селении Кикуни переговорах хунзахский хан за золотой лук уступил кумухскому шамхалу группу убежавших от него к соседу подданных. Но, став хозяином перебежчиков, кумухский  шамхал убил всех мужчин и мальчиков, а женщин и девочек увел с собой.

В годы Кавказской войны кикунинцы приняли активное участие в движении горцев. О Кикуни и кикунинцах сложено много легенд и преданий.

Немного ниже аула Кикуни на скале Махул-Тлури ( железная скала) и сейчас можно увидеть посеревшие от времени деревянные колья. Они искусно вбиты в скалу и ведут к небольшому отверстию, расположенному над рекой Кора-Койсу. Рассказывают, что вбивал эти колья много лет назад один юноша-горец из Кикуни. Так он подбирался к пчелам. Когда юноша принес мед своей матери, та испугалась. И было от чего: единственный улей в ауле принадлежал их соседу. Юноша поклялся матери, что мед не украден, но места, где находился улей,  он не назвал.

Это повторялось несколько раз. Матери захотелось раскрыть тайну. Так она однажды очутилась у « железной скалы». Ничего не подозревая, ее сын стал взбираться по кольям наверх. Он был уже высоко, когда, не сумев подтянуться, повис над бездной на одной руке. В ту же минуту снизу донесся дикий крик испуганной матери. От неожиданности, а, может быть, и ослабев, юноша отпустил и другую руку. Смельчак камнем упал в Кара-Койсу. Женщина, не задумываясь, бросилась за ним в надежде спасти сына, но и сама была унесена рекой.

После Кавказской войны мимо «железной скалы» проезжал царский генерал. Ему рассказали легенду о юноше и его несчастной матери. Генерал выразил сомнение, много, мол, наслышался о храбрости дагестанцев, но сам ничего особенного не видел. В свите, сопровождавшей генерала в поездке по горам, было несколько офицеров-дагестанцев. Слова генерала задели их. Один из них сказал, что, если генерал не против, то передаст его слова кикунинцам, откуда родом был юноша, лазивший за медом. Генерал согласился.

Тут же на лужайке, на правом берегу реки, напротив легендарной скалы постелили ковры, разложили закуски и стали ждать. Офицеры- дагестанцы поскакали в Кикуни и собрали там джамаат . Просьба офицеров вызвала у них удивление.

«Наблюдайте за вершиной Махул Тлури,- неожиданно сказал вышедший из толпы Гусейн Омаров,- я что- нибудь покажу гостям». Офицеры помчались назад и передали слова генералу и его свите.

Прошло два часа. На вершине скалы появился человек .- Не собирается ли он там танцевать лезгинку? — съязвил генерал. Омаров поднял руки наверх. — Наверное, молится, — предположил кто- то из свиты.

В этот же миг горец со стометровой высоты прыгнул вниз в реку. Все замерли. Затем удар, фонтан, брызг и вода скрыла храбреца.

Прошла минута, другая….река текла как ни в чем не бывало, а человека все не было.- Ох! – выдохнул кто- то , когда в метрах в 50 от места падения горца появился пловец. Он выбрался на берег и пошел к людям. «Сдаюсь,- проговорил генерал.  Если в первом же ауле нашелся такой смельчак, то понимаю, насколько храбры дагестанцы».

Один из прославивших аул в период имама Шамиля и в ходе восстания горцев 1877 года житель Кикуни Мухаммед-хаджи был арестован царскими властями и сослан в Саратовскую губернию. Он не только сумел убежать, пройти тайком через половину России, но и достичь высот богословской науки и получить на новой родине — в Турции имя Мадани-устара. Честь создания на турецкой земле двух поселений беженцев с Кавказа — Гюней-аула и города Ялова тоже принадлежит ему и его племяннику Шарафутдин-устару. Последний прославился, в частности, и тем, что привозил в Дагестан волос пророка, а в пору гражданской войны предупреждал имама Нажмудина о том, что его затея приведет к бесполезному кровопролитию.

Достойно выдержали кикунинцы и испытание Великой Отечественной войной. 138 мужчин — кикунинцев ушли на фронт,78 из них не вернулись с фронта, сотни женщин и детей доблестно трудились в тылу. Жители поименно помнят каждого, отдавшего жизнь за родину, уважали и чествовали, как только могли, вернувшихся живыми фронтовиков. Достойным для подражания примером считали, например, вернувшегося с фронта с целым иконостасом наград Рамазана Мутаилова. В центре села стоит памятник героям – кикунинцам, павшим в войне. За памятником долгое время доблестно ухаживает дочь Рамазана Мутаилова Патина.

Широкую известность с. Кикуни, Гергебильскому району и  Дагестану принес могучий богатырь Осман. Он еще в ранней юности обладал такой недюжинной силой, что мог поднимать на руки ишака вместе с поклажей, с корнем вырвать из земли дерево. Осман был настоящим великаном, при росте 207 см он весил более 150 кг.

Достигшие высот науки и государственной власти люди труда тоже вписали и вписывают много золотых страниц в легенду Кикуни. Бригада плодопитомника аульского колхоза в свое время добилась таких успехов, что первой в Дагестане завоевала почетное звание «Бригада коммунистического труда» бригадир Манаша Магомедова, которая была удостоена ордена Ленина, избиралась депутатом Верховного совета РСФСР. Работая в соседнем ауле Чалда председателем колхоза, жительница Кикуни Айшат Рамазанова не только стала кавалером ордена Ленина, но и представляла дагестанскую коммунистическую организацию на 23 съезде КПСС.

Слава доктора экономических наук, министра спорта РД Магомеда Юсуповича Магомедова, доктора медицинских наук, сотрудника онкологического диспансера Мутаэлума Рамазанова, доктора технических наук, заведующего кафедрой ДГТУ Гелани Муртузалиева, кандидата технических наук Магомеда Пайзулаева  давно перешагнула границы  нашей республики.

.